Вдохновение с Надеждой

Евстигнеева Надежда

Для меня рисовать — это внутренняя потребность. Когда впечатлений много, необходим выход. Кто-то ведет дневник и записывает, что увидел или почувствовал. 

 

Мой «дневник» — в картинках. Каждый рисуночек, даже неудачный, — это маленькая история. Листая блокнот, вспоминаю события дня, разговор или порыв ветра — что-то связанное с каждой картинкой. Это как фотоальбом. Часто несколько таких почеркушек позже становятся законченным рисунком, но появляется он еще во время первого эскиза, где-нибудь на тропе или при свете фонарика в палатке.

На кордоне в Налычево, Камчатка

 

Когда мне было 9 лет, я сказала маме, что хочу научиться рисовать. Несколько месяцев подготовки — и я оказалась в художественной студии «Кроха», где нам разрешали делать что угодно и чем угодно, не говорили как держать карандаш, собственно почему именно карандаш? — рисуй чем нравится, здесь поощряли эксперименты. Когда говорят про образование, часто получается формально, словно штампы «родился, пошел в школу, институт, на работу и потом умер».

Корякский вулкан, Камчатка

 

Мои внутренние творческие вехи отмечают другие события, но студия была первым и важным этапом. Там нас учили, что в творчестве нет «хорошо» и «плохо» или «правильно» и «неправильно». Племяннице я часто говорю, что для рисования нужны только бумага, ручка и смелость. Я получила высшее художественное образование, ходила на курсы при Строгановке, ездила на интенсивы по дизайну в Прагу, Амстердам и Берлин, сейчас этот опыт – навыки и инструменты, которые помогают мне создавать и открывать что-то новое. 

Мой лучший друг в путешествии – карандаш. Могу сделать зарисовку буквально за пару минут.

Таловский кордон, Камчатка 

 

Если нечем рисовать, чувствую физическое напряжение – чешутся руки и все такое. Изначально карандаш был самым практическим соображением: легкий и компактный, ни мороз, ни ветер ему не помеха. Краски в путешествия я с собой не беру, потому что они требуют дополнительных инструментов и больше времени, хотя иногда их очень не хватает. А вот дома ни в чем себе не отказываю и рисую всем, чем хочется разными маркерами, ручками, перьями и красками, мне нравится их плотная, густая фактура. Компьютер помогает ускорить процесс, но не может заменить другие материалы.

Авачинский вулкан с северной стороны, Камчатка

 

Походы для меня – путешествия, ничего из ряда вон. Приезжая в новый город, любуюсь архитектурой, и тогда для меня логично жить в старинном доме, где скрипучие ступеньки и есть своя атмосфера. Когда иду в лес или горы, живу в палатке, где пахнет еловыми ветками и черникой. В обоих случаях мне интересно погружаться в среду, исследовать место, где я нахожусь.

 

Для меня поход — это не попытка проверить себя на прочность комарами или что-то доказать себе и окружающим, а возможность увидеть далекие и труднодоступные места. Походная атмосфера мне понятна и близка, потому что когда я была совсем маленькой, мы семьей иногда ходили в лес, где разводили костер (нет, шашлыки не жарили), собирали травы и ягоды для чая, ставили палатку, чтобы я могла поспать днем. 

Байкал, Ольхон

 

Места силы — это как дом. Места, где хорошо и спокойно, куда хочется возвращаться и с которыми связаны особые, теплые воспоминания. Для меня очень часто это Север. Путешествие с братом в Карелию стало моим первым большим путешествием, мне тогда было лет десять, потом долго рисовала огромные валуны и лодки в воде.

Позже я открыла для себя Кольский, это тоже Север, но ощущения здесь другие. Одно из любимых мест – Ладожское озеро, где начинаются скалистые острова с песчаными пляжами, заросшие вереском, мхами и соснами. Еще люблю Приморье: там невероятные природа, культура и люди. Меня вдохновляют разные места в путешествиях, спокойные и радостные, где есть «мое» настроение. Как на легендарной избе, где мы бываем в походе на Кольском полуострове. На Камчатке — океан и черный пляж. На Ладоге — это островок, на который я очень хотела попасть, но никак не получалось, потом уже я побывала там несколько раз, зимой и летом, и каждый раз этот знакомый мне пейзаж выглядит по-другому. 

Страсть к открыткам началось у меня давно благодаря моей чудесной тете. Она коллекционирует открытки, и я стала рисовать открытки для нее и отправляла ей просто так, без повода. Потом я начала делать открытки перед путешествиями. Открытка — хороший повод написать пару добрых слов родителям, близкому другу или тому, чей адрес помнишь наверняка. Сейчас у меня в блокноте не один десяток адресов, куда я с удовольствием шлю приветы из поездок. Я и сама люблю получать весточки издалека: каждую бережно храню и перечитываю. Открыточная традиция была у «Силы Территории» еще до моего знакомства с командой: каждый участник похода получал несколько открыток с марками. Теперь мы объединили усилия. Моей первой иллюстрацией для «Силы Территории» была небольшая байкальская серия. Термосы, коньки, варежки – простые вещи, ставшие для нас особенными в том зимнем походе, и ещё карта Байкала с нашим маршрутом. Та карта до сих пор встречается на наклейках «Силы Территории».

 

Я также рисую стикеры «Силы Территории» в Telegram. В основном это фразы и ситуации, которые рождаются в походах и придумываются самими участники. Ничего специально сочинять не пришлось. У стикера «с надеждой» много легенд: некоторые думают, что это цитата из песни «Надежда», другие думают про меня, ведь часто меня называют полным именем. А еще компас – это что-то вроде моего талисмана: компас всегда указывает туда, где мне больше всего нравится, — на Север.

Журнал «Сила Территории», выпуск 02°06′19″

 

Читать также